На интервью спортсмен приехал на собственной машине — «Лексус РХ 330», 2004 года выпуска. Права у него уже четыре года, на дороге чувствует себя уверенно. «Лексус» — это та машина, о которой он мечтал. сам ее выбирал, сам покупал. быстрый старт и скорость Муштаков любит не только на ледовой дорожке. но говорили мы не об автомобилях, а о спортивном сезоне. сам 23-летний спортсмен им доволен, несмотря на обидное падение, стоившее награды чемпионата мира в командном спринте, два четвертых места на топ-турнирах и преследовавшие его травмы. С Виктором трудно не согласиться. Пусть что-то и не удалось, но он доказал — прошлогодний взлет не случаен. Более того, его прогресс вполне очевиден, о чем говорит стабильность результатов. На любых международных соревнованиях Муштаков рассматривается как претендент на призовое место.

Пока все дома

— Виктор, понятно, что коронавирус смешал все расклады. но все-таки поделись, какие планы были на домашний отпуск?

— Хотел со своей девушкой — она из Подмосковья — съездить на курорт в Белокуриху. Думал: и отдохну, и подлечу свои спортивные болячки — спину и растяжение паха. Но курорты закрылись и планы нарушились.

— Все спортсмены мечтают на отдыхе выспаться.

— Я не исключение. Но лежать просто так не могу даже в отпуске. Все равно помаленьку бегаю, немного пресс качаю, прыгаю.

— Какие сигналы поступают из сборной страны?

— Приходят рекомендации, как и чем сейчас заниматься. Да я и сам знаю, что делать. Первые сборы у нас уже отменили. Один должен был начаться 10 мая в Испании, на Майорке, другой — 27 мая в Кисловодске.

Стоило ботинки поправить

— На декабрьском турнире Шавырина, который был объявлен отбором на главные соревнования сезона — чемпионаты Европы и мира, ты бежал обе спринтерские дистанции, а Павел Кулижников и Руслан Мурашов во второй день на старт не вышли. В этот день определялось, кто будет после Павла и Руслана третьим участником командного спринта на топ-турнирах?

— У всех, кто входит в основной состав команды, помимо тренерского плана, есть собственная тактика подводки к главным стартам. Одни по самочувствию считают, что им надо бежать, другие экономят силы. У нас же как получается: основная тренировочная работа проходит во время подготовки к сезону, затем контрольный старт — отбор спортсменов для участия в первых этапах Кубка мира. И все — остальная спортивная форма добирается на соревнованиях. На повседневных тренировках сборники уже не работают над той же выносливостью, не бегают с максимальной скоростью, идет отработка технических элементов. Приз Шавырина проводился после первых этапов Кубка мира, где тренеры уже определились с теми, на кого будут опираться. Турнир рассматривался в плане просмотра ближайшего резерва, если вдруг у основного состава возникнут непредвиденные проблемы.

— Директор спортшколы «Клевченя» Александр Поверенных и твой первый тренер Елена Комаровская, комментируя стартовые этапы Кубка мира, говорили: «Витя не бежит, а мучается».

— Первый этап Кубка мира проходил в Белоруссии, второй — в Польше. Новые ботинки у меня на ногах болтались, и вся техника бега из-за этого стала ломаться. Я быстро слепил у Абрамова новые коньки, буквально за пять дней. Думал, лучше будет.

— А кто такой Абрамов?

— Человек, который делает ботинки для коньков по слепку ноги. В России он лучший специалист. Но и его ботинки мне не подошли. Тогда я заказал в Канаде коньки «Апикс», в которых бегал в прошлом сезоне. Мэтью, наш менеджер по инвентарю, договорилась, чтобы фирма-производитель сделала их в короткие сроки, и к третьему этапу Кубка мира они пришли.

— Прошлогодние, в которых стал двукратным призером чемпионата мира, износились?

— Нет, но они мне уже не подходили. Если нога даже немного за лето меняется, небольшой нарост какой-то появился или ты чуть похудел — потолстел, то коньки, которые мы надеваем на босую ногу, начинают вызывать неудобство.

— Я видел фото с этого этапа. На них в компании земляков есть и Сергей Клевченя. Он по-прежнему опекает тебя в сборной?

— Сейчас уже такого нет, как раньше. Он же в сборной женщин тренирует. И хлопот у Сергея Константиновича много: они же спорят, требуют к себе внимания.

Память о Подгайском

— Какие чувства ты испытал в январе, когда с Кулижниковым и Мурашовым выиграл на чемпионате Европы командный спринт? Это ведь первый твой чемпионский титул на таком высоком уровне во взрослом спорте.

— На самом деле победа получилась ожидаемой. Главные соперники и хозяева льда — голландцы — отказались от командного спринта. Организаторы так составили расписание, что спринт надо было бежать сразу после выступления на дистанции 1500 метров. И голландец Крол, который бежал полуторку и был заявлен на командный спринт, не захотел дважды подряд выходить на лед. После 1500 метров бежать спринт — это нереально. Голландцы снялись.

Но я все равно был очень рад этой победе.

— Никто не сомневался, что на Европе ты будешь и с индивидуальной медалью, когда вы с Кулижниковым вышли на старт пятисотметровки в последней сильнейшей паре. Кто из вас победит, был еще большой вопрос. И вдруг у тебя сбой и ты вообще без награды. Что случилось?

— У меня болела спина, и во время бега я никак не мог расслабиться. В повороте произошел сбой. Когда ты закрепощен, это плохо.

— Некоторые говорят, что тебе лучше не бегать с соотечественниками. Ведь и на чемпионате мира — уже с Мурашовым — ты уступил на дистанции 500 метров не только товарищу по команде, но в итоге проиграл и японцу заочную борьбу за бронзу. Может, у тебя комплекс какой?

— Да нет у меня никакого комплекса (Смеется). Со своими бегать даже легче: друг друга знаем. А японец просто сильный парень. И уступил я ему совсем немного — две сотых секунды.

— Когда ты будешь готов выигрывать у Кулижникова хотя бы на пятисотке? Чего не хватает?

— Надо прибавлять в технике бега. Поворот в этом сезоне получался уже получше, а вот прямая у меня хворает.

— Твой первый тренер Елена Комаровская говорит, что ты попал к ней на каток, когда ей было всего двадцать лет, и конечно, она многое тогда не знала. Да и тренироваться в детстве пришлось на естественном льду, на котором техника несколько иная, чем на искусственном, где прошло детство Павла Кулижникова.

— Да, техника отличается. Если привык «гладить» (а на искусственном льду надо «гладить». Прим. «АС»), то у тебя нет прыткости. На открытом льду, где большое значение имеет сила, будешь выступать хуже. А искусственный лед требует пластичности. У меня есть взрыв, но не хватает пластики, плавности движений, которой обладает Кулижников.

СДЮШОР Клевченя   
     © 2016 СДЮШОР "Клевченя"

Официальный сайт